Смешные рассказы

В этой рубрике собраны смешные рассказы и курьезные случаи с людьми и животными

123

Технарь Валера.

Это было давно. Когда «Аэрофлот» летал на винтовых двухмоторных «Ил-14».
Сидел я в Куйбышевском аэропорту, ждал рейса № 35 на Москву. Его все откладывали. По метеопричинам. То Куйбышев не выпускает, то Москва не принимает. Я спешил – с большим трудом заполучили на один день актера из Питера. Все волновались. У каждого свое. Справочная девица только отмахивалась: «Внуково» закрыто!.. Мы закрыты!..
И тут идет технарь. Кудрявый, в комбинезоне, с потертым чемоданчиком и каким-то электроприбором. Подошел к нам:
– Тридцать пятый? На Москву?
– Три часа сидим.
– Скоро полетим. Правый мотор прочистим, левый заменим. И полетим! Не волнуйтесь, это быстро.
И ушел…
В Москву тридцать пятым рейсом полетели два алкаша. И я. Не потому, что такой смелый. Просто очень спешил. Остальные сдали билеты. Чтоб не испытывать моторы и судьбу.
– Скажите, пожалуйста, – спросил я стюардессу,- мотор заменили?
– Зачем?
– Техник сказал, что меняют.
– Кудрявый? Блондинчик?
– Да.
– Это Валерка, – заулыбалась стюардесса. – Все шутит…
Я до сих пор смеюсь. И езжу поездом.

Свадебный вариант.

Тетя Роза рассказывала:
– У Фриды все это очень удачно получилось. Ты же знаешь, как она хотела выйти замуж. Пусть второй раз. И в свои шестьдесят. С хвостиком. А почему нет? Она, бедная, уже давно без своего Вени.
Короче говоря, по телевизору передавали «Ответы на вопросы». Очень известный врач рекомендовал женщинам, как познакомиться с мужчиной. Даже на улице. Например, можно спросить, как пройти к Большому театру, на чем доехать до Парка культуры, спросить, который час и, когда он ответит, сделать вид, что ты плохо слышишь. И переспросить. Лучше – два раза… И еще много разных фокусов. Главное, чтобы в этот момент, как говорится, пробежала искра. Между ними.
Особенно понравился Фриде вариант с универсамом. Там надо было извиниться и попросить мужчину помочь достать что-нибудь с самой верхней полки. И пока он достает, вы знакомитесь.
Надо знать Фриду! Она зашла в универсам, высмотрела приличного, немолодого мужчину, на вид – еврея, извинилась и попросила достать ей с самого верха баночку джема. Он потянулся вверх, поскользнулся, упал, сломал руку, вывихнул другое плечо. Но искра, вероятно, пробежала.
Фрида уже пять лет его лечит. И очень довольна. Передача называется «Ответы на вопросы». Ты будешь хохотать, но я ее теперь смотрю.

Разноцветная любовь.

Мы ведь как летаем по Америке.
Мы покупаем за 400 долларов стэндбай, это значит – на свободные места, и в течение месяца летай, куда хочешь, на свободных местах. В общем, всегда у туалета.
Летим из Нью-Йорка. Я на предпоследнем. На самом заднем расположились двое: один – мой товарищ с американской стороны, другой – мой друг с российской стороны, и, дико ругаясь, подводят баланс.
– Такси. Два доллара.
– Я платил.
– Нет, я платил.
– Гостиница, триста долларов, я платил?
– Я платил.
– Это ты платил?
– Обед в день прилета, шестнадцать долларов. Кто платил?
– Никто не платил.
– Как никто? Нас бы арестовали.
Я у прохода. У окна молодая негритянка от восемнадцати до двадцати пяти, на голове сорок тысяч косичек. Непрерывно двигается, толкается, касается и тут же подозрительно смотрит. Что-то у нее происходит под одеялом, в результате она то в шортах, то в джинсах, то в юбке, то в халате. Поселилась в этом кресле, а я сосед. И все время касается и тут же подозрительно смотрит. У меня ощущение, что я к ней пристаю. Хотя сидеть уже, чем я, невозможно. Обычно я по-английски произношу одну фразу. Я эту фразу могу говорить на четырех языках без акцента: «Я вас не понимаю». После этого все начинают со мной быстро говорить. Лететь шесть часов. Она уже полчаса говорит. И я уже понял, спрашивает, откуда, куда и кто я такой. К этому времени она была в шортах и легкой кофточке на свое голое, свое юное, свое цветное тело. Хуже не бывает. Лететь всю ночь. Рядом ароматное нежное создание спрашивает, кто ты такой. А ты, как древняя обезьяна, молчишь и только виляешь, виляешь и смотришь, смотришь. Ввиду отсутствия живота виляешь всем телом. Учите английский, мужики. Это еще сто тысяч женщин. И тут мне приходит в голову последняя мысль, я достаю из портфеля буклет, то есть расписание концертов. Там по-английски моя биография. И сказано, что 16 мая мой авторский вечер в Карнеги-Холл… И если, думаю я, после этого мы оба не уйдём под ее одеяло, я последний советский кретин… Что и оказалось.
Она спросила:
– Это кто?
– Я. Я… Вот же мой портрет.
– Карнеги-Холл?!
– Да-да…
– Ваш концерт.
– Да-да… Вот же мой портрет.
– И вы сидите в хвосте, и вся очередь в туалет опирается на вашу лысую голову?
– Да – сказал я. – Вот же мой портрет.
А больше она ничего и не говорила, не переодевалась, не касалась, отвернулась и уснула.

Разбор полётов.

- Товарищи летчики, стюардессы, диспетчеры… и другие виновники авиакатастроф! Начинаю разбор полетов. Ну, что сказать? Самолёт – это та же птица, с удобствами в хвосте. Но! Если долго стоять под птицей, станет ясно: не все то авиация, что летит. Товарищи! Раньше считалось, что девиз авиации – «От винта». Теперь – по барабану. Отцом авиации по праву считается не монах с крыльями, а обезьяна, которая упала с дерева. Так что вопрос безопасности полетов встал перед нами так же остро, как и стоит. Стюардесса Бретелькина, как вы себя вели с пассажирами? Ее спросили: «Девушка, мы не упадем?» А она: «Нет, мы не взлетим».
А что это за объявление: «Пристегните ремни! Кто не пристегнутый, летит дальше»? Вы кто, стюардесса или автопоилка? А почему вы толкали не тележку с продуктами, а пассажиров к ней? Я бы на вашем месте от стыда сгорел! А вы – согрелись. Садитесь. А, вы не вставали? Ну, и рост.
Стюардесса Ширинкина, хватит спать! Проснулись? И не надо пялить меня на глаза. Вы же женщина. Вы что, забыли? У вас форма должна обтягивать содержимое. А у вас – наоборот! У вас не юбка, а гороскоп, в котором видно ваше прошлое и будущее. А что у вас на голове – пилотка? А я думал, пилот. Но главное – почему у вас нецензурное выражение лица? Пассажиры на вас жалуются! Говорят, пьяных вы в полет не допускаете. А что ж допустили экипаж?
А вот и командир экипажа! Пилот 1-го класса. Вы во 2-й класс когда пойдете? А кто в воздухе вместо шасси выпустил чемоданы? Вот письмо из колхоза: «Спасибо вам за гуманитарную помощь для крестьян».
Так, где диспетчер? Какой у вас позывной – “Земля?” Вы не земля, вы – жалкое удобрение. Вот запись вашего разговора: ”Земля дай посадку!» – «А кто просит, картофель?» «Земля, дай посадку!» – «Что значит «дай»? Купите». «Ладно, сколько просишь за посадку?» – «Недорого, вечерний базар». «Ладно, садись». – «Куда садись?» – «Аэродром занят, но ты садись. Клин клином вышибают!»
Так, где справочная служба? У вас справка или Посылторг? Вы куда людей посылаете? Что это за объявление – «Рейс слегка задерживается – разбился»? Справочная служба… А что это за советы «Встречайтесь у фонтана»? У нас что, в аэропорту есть фонтан? Да, был. Но эти люди давно застегнулись и ушли. Так, где метеослужба? Где эта братия с криком «Я тучи разгоню руками»? Что у вас за прогноз – «Буря матом небо кроет»?
Товарищи, конечно, кроме недостатков, у нас есть и достоинства. Так, мы в аэропорту имеем свой почетный караул. Вчера при встрече иностранной делегации японцы и почетный караул кланялись друг другу. И чем ниже кланялся караул, тем дальше пятились японцы. Оказывается, когда кланяешься, а на плече ружье, ствол на людей смотрит! Вот на этой торжественной ноте, товарищи, я хотел бы закончить стихами: «Кто летает самолетом, тот не станет рифмоплетом». Прошу к столу!

Песня для Утёсова.

Середина пятидесятых.… В разгаре холодная война. Россия с Америкой выясняют отношения. Мир застыл в ожидании…! А я, как и мой соавтор, Борис Куни, застывать в ожидании не собирались и сочинили песню «Письмо к американскому солдату» – вместе слова, а я еще и музыку!

   Познакомили с этой песней наших друзей, которые пришли к единодушному выводу: песня для Утесова… И посоветовали пробиваться к нему. Но пробиться молодым авторам к народному артисту Советского Союза в те годы было не легче, чем в мае сорок пятого к Рейхстагу, на ступенях которого Леонид Осипович выступал в День Победы! К нашему счастью, примерно через месяц Утесов с джаз-оркестром приезжает на гастроли в Ленинград. Узнаем, что он остановился в гостинице «Астория». Робко звоню. Короткий диалог (помню дословно):
– Здравствуйте, Леонид Осипович, с вами говорит молодой автор.
– Очень приятно, люблю молодых, что у вас ко мне?
– Мы с соавтором написали песню… для вас.
– А вы точно уверены, что для меня, а не для Шульженко?
– Нет, все говорят, что она для вас…
– Ну, если все говорят, что для меня, тогда приезжайте!

   Молодое поколение сейчас даже не может себе представить, какая слава была в ту пору у Утесова. Он являлся символом и кумиром всего советского эстрадного искусства… Подхватив аккордеончик, с замиранием сердца в назначенный час приезжаем в «Асторию». Заходим в номер. Утесов нам протягивает руку, спрашивает:
– А почему с гармошкой?
В апартаментах у него стоял рояль. Смущаясь, говорю:
– Я не знал… Он смеется:
– Ну, как же Утесов без рояля! Показывайте, что вы там нацарапали…

   Сажусь за инструмент. Сыграл и спел песню, Утесов стал серьезным:
– Ребята, вы написали очень хорошую песню, но она довольно агрессивная по отношению к американскому солдату… Вы ведь знаете, что сейчас в Женеве совещаются главы правительств, которые решают проблемы мира на Земле. Если они там договорятся, то, как вы сами понимаете, эту песню петь нельзя. Но если они не договорятся и холодная война продолжится, я эту вашу песню спою обязательно…

   Утесов с нами тепло попрощался. Мы грустно с аккордеончиком спускаемся вниз. Дошли до первого этажа и вдруг сверху, с лестничной площадки, слышим голос Утесова:
– Молодые люди! Представляю, как вы хотите, чтобы они там, в Женеве, не договорились!

   Это был настоящий утесовский одесский юмор…

Мозг мужчины.

Мозг мужчины состоит из следующих блоков:
1. Датчик «Хочу есть. И пить, разумеется!!!» Работает всегда.
2. Сенсор «Хочу секса». К старости перегорает. Имеет три положения:

– «Хочу»;
– «Хочу невыносимо»;
– «Здесь и сейчас».

3. Центр восприятия сортов пива.
4. Блок принятия стратегических решений. Решение по умолчанию: «А не пошло бы все в задницу… Еще два пива!»
5. Автопилот «Домой».
6. Генератор ответов на вопрос: «Ты где шлялся, скотина?» Со временем из примитивного устройства превращается в высокоинтеллектуальный прибор с изощренной логикой.
7. Автоответчик: «Дорогая, обсудим это позже».
8. Высокомощный глушитель совести.
9. Датчик уровня заполнения алкоголем. У многих отсутствует.
10. Стопкран-блокиратор «Чужая женщина», У особо гнусных типов вандальски покорежен отверткой.
11. Имитатор бурной деятельности. Во всю мощность врубается в рабочее время.

Космические войска.

Выдают за правду. В ЦУПе (центре управления полетами) отмечали день космических войск. И одни майор, приняв на грудь достойную офицера дозу, решил укрепить информационную безопасность. И поменял пароль. К счастью, только один, на остальные его не хватило, и он заснул перед компьютером. На другой день оказалось, что пароль был для доступа к секретному ключу управления одним из спутников, и что нового пароля герой не помнит. А прикол ситуации в том, что пора проводить коррекцию орбиты. И крайний срок – двое суток. После этого момента спутник будет потерян. Доложили местному начальству.

   В принципе, резервный ключ управления спутником существует. Хранится он в “черном чемоданчике” начальника Генштаба. Но до него далеко: три инстанции, три генерала. Каждый, разумеется, не горит желанием получить втык за головотяпство подчиненных, поэтому преодолеть эти инстанции за двое суток выглядит нереально.

   А время идет. Уже сутки остались. И тут забрел в ЦУП опер местного УВД. От отчаяния привлекли и его к решению задачи: “Вот он, деятель! Пароль забыл, и вспоминать не “хочет. Попробуй сделать что-нибудь, ты же мент. Только бить мы его уже пробовали, не помогло”.

   Запершись в кабинете с несчастным майором, опер начал работать. Когда наутро туда проникли сотрудники ЦУПа, их взгляду предстало эпическое полотно. Оба – космический майор и милицейский капитан – лежали под столом в бессознательном состоянии в окружении пустых бутылок. А на столе лежала сигаретная пачка, на которой был нацарапан вожделенный пароль. До коррекции орбиты оставалось полчаса…

Клятва молодой певицы.

Я, вступая в солистки группы «Виагра», «Блестящие», «Фабрика» (нужное подчеркнуть) торжественно клянусь:
– Хорошо относиться к девчонкам из группы – не подпиливать им каблуки, не резать ножницами платья, не отбивать спонсоров, не подсыпать яд в шампанское;
– Докладывать продюсеру обо всем, что знаю про девчонок, и о чем только догадываюсь;
– В интересах дела обнажать любую часть своего тела, которую хранить в хорошей форме, целости и сохранности;
– Безропотно исполнять все пожелания продюсера, брать (денег) сколько дают, и давать сколько берут;
– Научиться петь!!!
– В случае ухода из группы говорить всем, что меня не выгнали, а я ушла сама, для того чтобы создать свой проект с сыном, который родится через 3 месяца.
И если кто-то заметит меня в нарушении моей торжественной клятвы, то пусть впредь не подглядывает.

Из писем в интимную газету.

«Я сегодня утром меряю температуру, и пришла мне в голову мысль: а когда ее меряешь, попу надо высовывать из-под одеяла или можно там оставить? Зависит ли от местонахождения попы результат?»

   ***

    «Стоило ли ехать тратиться в Москву на «Поле чудес»? Чтобы оттуда передать приветы родным, друзьям и знакомым? Лучше бы эти деньги отдали мне, а я бы сама разнесла по всем приветы».

   ***

    «Поцелуй – это вам не плевок: тут важна неторопливость».

   ***

    «Прежде чем пользоваться презервативами, имеет смысл поупражняться на пивных бутылках».

   ***

    «Путь к лифту нахожу по запаху мочи. Не подъезд, а джунгли!»

Из историй от Зиновия Герда.

Вы никогда не наблюдали за людьми, у которых начисто отсутствует чувство юмора? Я всегда испытывал к ним нездоровый интерес, более того – коллекционировал. Одним из выдающихся «экземпляров» моей коллекции была Сара, администратор нашего Театра кукол. Милая, добрая, славная женщина, но шуток не понимала решительно. Все мы ее, конечно, разыгрывали, а я – больше других. Она, правда, не обижалась, а только обещала: «Зяма, тебе это боком выйдет!» И вышло.

   Как-то Театр кукол гастролировал в небольшом российском городке. Шло расселение артистов. Я быстро обустроился в своем номере, соскучился в одиночестве и отправился в фойе на поиски приключений. Спускаюсь по лестнице и вижу: стоит наша пышная Сара, засунув голову в окошко администратора, и ведет напряженную беседу. Понимаю, что вопросы обсуждаются важности чрезвычайной: кого из актеров перевести с теневой стороны на солнечную и наоборот; кого переместить из двухместного номера в трехместный, а кому по штату полагаются отдельные хоромы… Вид сзади открывается просто роскошный. Идея у меня еще не созрела, но импульс уже появился, – и я несусь по ступенькам вниз. А когда достигаю цели (Сары), материализуется и идея. Я хватаю нашего администратора за самое выдающееся место, мну его все и при этом еще и трясу… Класс!

   Сара в негодовании оборачивается и… оказывается не Сарой! Мог ли я вообразить, что есть на свете еще одна женщина с формами подобного масштаба?! Я лихорадочно соображаю, что идеальный выход из ситуации, в которой я оказался, – умереть на месте. И действительно, со мной начинает происходить нечто подобное: сердце замирает, кровь перестает течь по жилам; я с головы до ног покрываюсь липким холодным потом… Тут добрая незнакомка начинает меня реанимировать. Она хватает меня за шиворот, не давая грохнуться на пол; бьет по щекам ладонью и приговаривает: «Ну-ну, бывает, не умирайте. Ну, пусечка, живите, я вас прошу! С кем не случается – ошиблись жопой!»

   Я выжил… Оказалось, она – доктор химических наук, профессор, большая умница. Мы с ней продружили все две недели, на которые нас свела в этой гостинице моя проклятая страсть к розыгрышам.»

123
Рейтинг@Mail.ru


Яндекс.Метрика
Goon Каталог сайтов